Текст взят с психологического сайта - страница 8



Беспомощность вызывает стыд,

который является причиной возникновения тревоги

Эффективность - это психологическое определение, которое исполь­зуется для описания ощущения личного доверия. Это чувство контро­ля над своей жизнью. Беспомощность представляет собой противопо­ложный полюс такого чувства. Это то, что человек не контролирует. За ощущением беспомощности следует глубокое чувство тревоги. Беспомощность является обязательным компонентом переживания тре­воги, но она также дает все основания для того, чтобы улучшать этот опыт. Исследования показали, что когда обезьяны получали сильный электрический разряд, те из них, которые могли контролировать мо­мент этих разрядов, выдерживали это испытание намного лучше, чем те, которые просто были пассивными реципиентами контрольных раз­рядов. Здесь можно провести очевидную аналогию с браками. Парт­неры, которые могут контролировать время, частоту и интенсивность болезненных событий (например, принятие решения о том, какие счета оплачивать, стоит ли работать сверхурочно и сколько отводить для это­го времени, когда заниматься распределением командировочных и т. д.), справляются намного лучше, чем те партнеры, которые ощущают пассивную связь с «ответственными» супругами.

Очевидно, что многое из того, что происходит в жизни, никем не кон­тролируется. Молитва Анонимных Алкоголиков - «Боже, дай мне спокой­ствие принять то, что я не в силах изменить, смелость изменить то, что мне подвластно, и мудрость отличить одно от другого» — так же важна для успешного брака, как и для успешной жизни в трезвости. Всякий раз, когда один человек пытается переложить на своего партнера вину за каж­дую проблему, которая возникает в браке, последний будет испытывать хроническую тревогу.

^ НЕАДАПТИВНЫЕ СПОСОБЫ РЕАГИРОВАНИЯ НА ТРЕВОГУ:

УПОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЯ, ТРЕВОГА И СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Последние исследования, которые проводились для того, чтобы вы­явить причины алкогольной зависимости и злоупотребления алкого­лем, выдвинули на первое место роль тревоги. Алкоголь - это успоко­ительное средство, и тревожные личности находят алкоголь эффектив­ной формой самопомощи. Когда человек пьет, социальная тревожность

"• 163

сокращается, ослабевает интенсивность тревоги и навязчивых идей, боль, сопровождающая хронически низкую самооценку, приглушает­ся. В течение какого-то времени алкоголь помогает человеку решить больше проблем, чем он вызывает. Однако алкогольная зависимость и злоупотребление алкоголем вскоре оборачиваются потерями как для самого пьющего человека, так и для его семьи. Чрезмерное употреб­ление алкоголя существенно мешает выполнению любой важной суп­ружеской функции, начиная от секса и заканчивая общением, работой. Алкогольная проблематика давно уже вышла на первый план в сфере психического здоровья в Соединенных Штатах, миллионы браков и семей страдают от этого.

В настоящее время алкоголизм определяют как одну из многих про­блем, связанных с употреблением наркотических веществ, - нарушение вследствие «зависимости от вещества». Классификатор DSM-IV при оп­ределении критериев зависимости от химического вещества требует, что­бы у человека было отмечено по меньшей мере три из перечисленных ниже симптомов:

• Толерантность (потребность в употреблении значительно больше­го количества вещества для достижения желаемого эффекта).

• Прекращение приема вещества (физиологическая реакция от­вращения на отсутствие наркотика).

• Употребление наркотических веществ в больших количествах и в течение более длительного периода времени, нежели планиро­валось.

• Постоянное желание или безуспешные попытки сократить или контролировать потребление вещества.

• Увеличение времени, которое затрачивается на поиск, употреб­ление вещества и восстановление после его употребления.

• Сокращение важной социальной, профессиональной деятельно­сти или действий, связанных с отдыхом.

Постоянное употребление, даже когда это вызывает повторяю­щиеся периодически проблемы физиологического или психо­логического характера*.

Для того чтобы поставить человеку диагноз злоупотребления веще­ством, критерии зависимости не должны соблюдаться. Напротив, чело­век должен показать по крайней мере один из следующих признаков:

Приводится с разрешения Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth Edition. Copyright 1994 by the American Psychiatric Association.

164



• Неспособность исполнять важные ролевые обязательства на ра­боте, в школе или дома.

• Потребление вещества в ситуациях, когда человек подвергает риску самого себя или других (например, ведет машину, нахо­дясь в состоянии интоксикации).

Проблемы с законом или межличностные проблемы, вызван­ные или осложненные потреблением данного вещества.

Несмотря на то, что паттерны, связанные с употреблением алкого­ля, и проблемы, возникшие в подростковом возрасте, обычно пред­шествуют браку, основное внимание необходимо уделять тому, как пьянство обостряется супружеской системой и поддерживается в ней. Как следствие, супруги переживают весь ужас, связанный с пьянством. В литературе посвященной лечению алкоголизма, описываются два типа браков, когда проблемы с алкоголем имеются у одного или обоих партнеров (Steinglass, 1987). В первом случае трудности с алкоголем возникают у одного из супругов. Хороший супруг признает серьез­ность проблемы, стремится защитить остальных членов семьи от нега­тивных последствий и переходит к открытому столкновению с алкого­ликом, говоря о природе его проблемы. Обычно к тому времени, ког­да пара обращается за терапевтической помощью, непьющий супруг уже угрожал, что уйдет, если не произойдут какие-либо изменения.

Ко второму типу браков относятся пары, страдающие алкоголизмом, в которых оба партнера имеют отношение к тому, что эта проблема со­храняется, даже если пьет только один из супругов. Их отношения стро­ятся вокруг алкоголя и оба (как потребляющий алкоголь, так и его или ее созависимый супруг) должны нести ответственность за тот стиль жизни, который они создали. Этот паттерн выявляется среди пар, которые состояли в браке несколько лет, и злоупотребление алкоголем стало глав­ной силой как в их отношениях, так и в семейной жизни.

Пары, страдающие алкоголизмом, имеют очень сильные перекосы в распределении обязанностей. «Промочив горло», страдающий алко­голизмом супруг теряет способность выполнять свои обязанности по отношению к супругу или детям. Потом с подачи непьющего супруга за пьющим партнером закрепляется статус ребенка, и от него не ожи­дают выполнения каких-либо обязанностей, характерных для взрос­лого человека. Непьющий супруг соглашается оплачивать счета, хо­дить в банк, беседовать с родственниками и развлекать детей, так как на пьющего супруга нельзя положиться. Находясь «в завязке», она или он может временно попытаться вернуть себе родительские или суп-

165

ружеские функции и действительно часто в эти периоды может очень успешно с этими функциями справляться.

В парах, страдающих алкоголизмом, ущерб наносится не только ежедневным обязанностям, но и семейным ритуалам. Иногда семья просто знает, что пьянство в какой-то момент разрушит многие празд­ники и торжества. Другие семьи будут тщательно продумывать свои планы, чтобы быть уверенными в том, что пьянство не помешает этим событиям (например, утро после Рождества дети проводят с бабушкой и дедушкой, тем самым дети застрахованы от выходок своего буйно­го, раздраженного родителя, который теперь не испортит им этот день). В любом случае, вместо того чтобы делать акцент на дне рождения или обеде по случаю Дня благодарения, акцент делается на употребле­нии спиртных напитков и связанных с этим последствиями.

Теоретически непьющий супруг запутанным образом помогает под­держивать статус-кво в той же степени, что и пьющий. В достаточно большом количестве семейных систем

«...непьющий человек стремится к тому, чтобы испытывать силь­ное внутреннее удовлетворение от сложившегося положения. Рано или поздно они начинают в этом преуспевать. Следовательно, од­ним из ключей к оказанию помощи для выздоровления лица, стра­дающего наркоманией, является готовность супруга, ведущего трезвый образ жизни, отказаться от роли единственного родителя и вернуться (или впервые начать исполнять) роль супружеского партнера или сородителя» (Goldberg, 1989, р. 83).

^ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 3:

ПРОРЫВ ЧЕРЕЗ ОТРИЦАНИЕ У СУПРУГА, ИМЕЮЩЕГО ПРОБЛЕМЫ С АЛКОГОЛИЗМОМ

Проблема супружеской терапии пар, в которых один из парт­неров страдает алкоголизмом, состоит в том, чтобы алкоголик перестал отрицать, что у него или у нее есть проблема Это обыч­но может быть достигнуто одним из трех способов первый, тера­певт может попросить пьющих супругов вести дневник, отмечая, что они пьют и в каком количестве Через месяц этот дневник представит отчетливую картину паттерна употребления спиртных напитков Иногда пьющие супруги послушно соглашаются ограни­чить употребление до определенного уровня в определенное вре­мя Несмотря на то, что они не считают употребление спиртных напитков проблемой, они хотят изменить это поведение, если в

166

браке произойдет другие изменения Непьющий супруг получает изменения даже без того, что пьющему супругу приходится «при­знать» проблему Когда ни одна из стратегий не приносит резуль­татов можно предложить, чтобы пьющий супруг получил незави­симую оценку эксперта Безусловно, в данном случае терапевт должен иметь рабочий контакт с экспертом-консультантом в об­ласти наркотических зависимостей с тем, чтобы процесс направ­ления был мягким, и было доподлинно известно, что результаты оценивания обоснованы Даже если пьющий супруг сопротивля­ется предложенному оцениванию, супруга, ведущего здоровый образ жизни, можно поддержать в том, чтобы он посещает встре­чи Анонимных Алкоголиков и увидеть, сможет ли она или он найти помощь и поддержку (Karpel, 1994)

^ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 4:

ОЦЕНИВАНИЕ ПРОБЛЕМ С АЛКОГОЛЕМ,

КОГДА ОБА ПАРТНЕРА ИСХОДНО ОТРИЦАЮТ ПРОБЛЕМУ

В терапии пары с алкогольной зависимостью часто отрицают, что алкоголь представляет проблему для их брака Терапевты могут попробовать оценить влияние алкоголя, задав следующие десять вопросов

1 Возникали ли у вас когда-нибудь разногласия относительно употребления спиртных напитков или других наркотиков? По­жалуйста, опишите их

2 Какое количество спиртных напитков ежедневно выпивает каж­дый из вас?

3 Сколько вы можете выпить до того, как почувствуете опьяне­ние? (большая толерантность говорит о проблематике)

4 Отмечалась ли у кого-нибудь в вашей семье (или в вашем роду) похожая проблема?

5 При каких обстоятельствах каждый из вас выпивает немного больше?

6 Сколько времени на протяжении этого года (самое большое) вы обходились без спиртных напитков?

7 Какова польза от потребления спиртных напитков для каждого из вас?

8 Как реагируют дети на то, что вы выпили слишком много?

9 Какие проблемы со здоровьем вы испытывали в связи с упот­реблением спиртных напитков?

10 Чем отличаются ваши споры после того, как один из вас выпил?

167

Кроме того, любому человеку, в отношении которого существу­ют подозрения в алкогольной зависимости или злоупотреблении, необходимо предложить Мичиганский тест на выявление алко­гольной зависимости (Michigan Alcoholism Screening Test, Selzer, 1971), результаты которого представляют терапевту объективное видение проблемы

Когда алкоголь проявляет себя как основной плохо адаптив­ный стиль справляться с ситуацией в браке, терапевт может со­служить паре хорошую службу, открыто предоставив им эти оцен­ки. Тогда терапевту необходимо обеспечить пары информацией по АЛ-АЫОН (товарищество мужчин и женщин, чья жизнь была серьезно затронута кем-то из ближайшего окружения- супругом, другом или соседом, пьянство которых вышло из-под контроля), Обществу Анонимных Алкоголиков и другим доступным видам ле­чения в рамках сообщества. Учитывая тяжесть проблемы, связан­ной с употреблением алкоголя, терапевту следует высказать свое авторитетное мнение, если он считает, что лечение пар может быть успешным без дополнительного лечения проблемы, связан­ной с употреблением алкоголя Почти всегда ответ будет «нет». Обмен этой информацией не должен осуществляться только пос­ле одной сессии, так как у пары не было времени объединиться с терапевтом и маловероятно, что они примут эти оценки Однако после трех или четырех сессий, когда приоритеты изменений, не­обходимых в браке, оформляются, важной частью лечения стано­вится идентификация проблем, связанных с алкоголем.

Хотя в этом разделе делался акцент на алкоголе как неадап­тивной реакции на тревогу, очевидно, что многие типы злоупот­реблений веществами (например, марихуана) попадают в эту ка­тегорию Многое из информации, относящейся с алкоголизму, при­менимо и к другим проблемам, которые связаны со злоупотреб­лениями

^ ХАРАКТЕРИСТИКА СУПРУГА, СОКРАЩАЮЩЕГО УРОВЕНЬ ТРЕВОГИ

Когда один партнер испытывает хроническую тревогу, его супруг вскоре будет подвергаться риску, что разовьются и его (ее) собствен­ные реактивные проблемы. Трудно сохранять спокойствие и расслаб­ленность, когда человек постоянно беззащитен перед тем, кто испыты­вает волнение и расстроен. Кроме того, тревожный супруг требует огромных временных, энергетических затрат и других ресурсов. Суп­руга, которому не свойственна тревожность, поражает то, что тревож­ному супругу требуется столько внимания, и он испытывает фрустра-

168

цию, когда «вложения» не вызывают немедленных изменений. Тре­вожным супругам необходимо снова и снова обретать уверенность, и здесь не обойтись лишь объятиями и несколькими фразами. Может потребоваться несколько часов внимательного слушания и разреше­ния вопроса, что воспринимается как нелепость супругом, который не испытывает тревоги.

Исследования показали: вероятность того, что пары, имеющие низ­кий уровень обмена эмоциями, будут испытывать тревогу, достаточно велика (Bell, Daly, and Gonzalez, 1987; Zimmerman et al., 1994; Zimmerman and Christa, 1991). И в этом нет ничего удивительного. Просто подумайте, как испуганный ребенок рвется на руки к своим родителям, а после того, как его несколько раз погладят, обнимут и приласкают, он уже бегает по площадке, вполне уверенный в себе. Вспомните из вступительного курса по психологии работы Харлоу, который изучал детенышей обезьян (Harlow, 1971). Обезьяны помеща­лись к искусственной матери, которая была сделана из проволоки. На талии этого муляжа было прикреплено полотенце, которое обеспечи­вало удобство контакта. Однако когда в клетку запускали жуков, дете­ныш начинал испытывать очень сильную тревогу и устремлялся к «мяг­кой маме», чтобы тактильные ощущения успокоили его. Молодая обе­зьяна какое-то время прижималась к суррогатной матери, потом начи­нала рассматривать жуков и достаточно быстро принималась с непод­дельным интересом отрывать лапки и клешни. Такая потребность в контакте для получения поддержки остается и у взрослых. Большин­ство супружеских ритуалов состоит из прикосновений. Рассмотрим следующие проявления нежности, которые, независимо от влечений, приводящих к коитусу, часто имеют место: люди поглаживают спину, плечи и ноги; расчесывают волосы; держатся за руки, прислоняются друг к другу; находятся в тесном соприкосновении во время сна, при­нимают совместные ванны. Несмотря на помощь, которую оказывают поглаживания, беседы также становятся очень эффективными в со­кращении тревоги. Однако существуют существенные индивидуаль­ные и половые различия в том, насколько эффективными окажутся для того или иного человека прикосновения или беседы.

Мужчины в меньшей степени, чем женщины, изъявляют желание делиться своими чувствами, в том числе тревогой, гневом, депресси­ей и страхом, несмотря на то, что многие мужчины открываются сво­им женам даже больше, чем друзьям и семье. Однако в браке мужчи­нам намного легче сказать своим женам о том, что выводит их из

169

себя, чем о том, что вызывает у них беспокойство. Нерешительность мужчин в том, чтобы проявить свою обеспокоенность, вызывает у них трудности, когда им необходимо помочь своим женам уменьшить уро­вень тревожности (Berg-Cross, Kidd, and Carr, 1990). Когда мужчины не способны признавать беспокоящие последствия тревоги, у них от­мечается тенденция использовать защитные механизмы, такие как ре­активные формации и отрицание. Например, жены часто испытывают беспокойство по поводу того, как их детей принимают другие люди. Мужья часто не придают значения этой обеспокоенности, вследствие чего жены чувствуют себя еще более одинокими и даже испытывают еще большую тревогу.

Когда люди испытывают тревогу, им необходимо, чтобы рядом были другие люди. Потребности тревожных людей в присоединении были ярко показаны в классическом исследовании Шактера и Зингера (Schacter and Singer, 1962): люди, которые думали, что им собираются делать инъекции, чаще делали выбор в пользу того, чтобы ждать вме­сте с другими, чем те, которые полагали, что им просто будет предло­жено решить задачку. Дальнейшие исследования показали, что далеко не каждый человек может помочь нам справиться с тревогой; мы хо­тим быть с теми, кто уже бывал в подобной ситуации. Это одна из причин того, почему группы самопомощи настолько эффективны.

Когда человек, состоящий в браке, испытывает тревогу, он хочет быть рядом со своим супругом, но в то же время хочет, чтобы супруга волновали то же самое, что и его самого. Если одного супруга беспо­коит, сможет ли он выкупить закладную, а второго супруга это вооб­ще не волнует, тогда то, что они находятся вместе, только обострит страхи первого. Тем не менее, если супруг не только понимает то, что беспокоит другого, но и тревожится по сходному поводу, это придает человеку силу. Человек чувствует, что успокаивается и способен луч­ше справиться с ситуацией.

Жизнь с тревожным супругом создает сильное напряжение для другого супруга и супружеских отношений. Тем не менее, все боль­ше доказательств говорит в пользу того, что супружеское взаимодей­ствие может провоцировать, обострять и поддерживать симптомы, имеющие отношение к тревоге.

Ряд сравнительных научно-исследовательских проектов, посвящен­ных вопросам лечения, показывает, что пары, имеющие нарушения, указывают на то, что совместная супружеская терапия лучше, чем те­рапия релаксацией или индивидуальная психотерапия для лечения аго-

170

\ рафобии. Хафнер (Hafher, 1992), Эммелькамп и их коллеги (Emmelkamp | and colleagues, 1992) сообщали об успешном применении терапии с \ помогающим супругом, особенно при лечении состоящих в браке мужчин и женщин, страдающих агорафобией. Цель лечения состояла в работе с супружескими проблемами, которые непосредственно свя­заны с представленной проблемой.

Например, Хафнер и Спенс (Hafner and Spence, 1988) приводят та­кой случай. У молодого мужчины, профессора, состоящего в браке, случались приступы паники, которые мешали ему выполнять работу. За несколько лет проявление симптомов усилилось; мужчина стал об-сессивно-компульсивным и, в конце концов, потерял способность тру­диться полный рабочий день. Его жена, которая твердо решила посвя­тить себя ведению домашнего хозяйства, была вынуждена найти рабо­ту стенографистки на неполный день, в то время как муж взял на себя некоторые обязанности по дому и воспитанию детей. В самом начале жена была очень сильно обижена в связи с тем, что ей пришлось поте­рять свою роль домохозяйки, но как только мужчина освободился от тотального бремени кормильца, симптомы начали исчезать. В процес­се терапии жене помогли увидеть преимущества подобного разделе­ния, и партнеры, в конце концов, согласились с тем, что они разделят экономическое бремя и обязанности по дому. Мужчина стал постепен­но приходить в норму, и через восемь месяцев после начала терапии его симптомы исчезли.

^ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 5: «ПАРТНЕР КАК КО-ТЕРАПЕВТ»

Помимо проблем в отношениях, которые являются первоис­точником тревоги или поддерживают ее, беспокойство возникает по поводу вопросов, не связанных с супружеством В обоих случа­ях супруг иногда может стать очень хорошим ко-терапевтом (Schamaling and Jacobson, 1988) Для супругов могут быть весьма эффективными следующие стратегии ко-терапии

Противостояние страху

Супруг может содействовать своей половине в пересмотре сло­жившейся ситуации и помочь противостоять ей Вместо того что­бы избегать возможных катастроф, акцент делается на подтверж­дении навыков и ресурсов, которые доступны для того, чтобы спра­виться с возможными неудачами и трудностями Например, жена может очень сильно волноваться по поводу того, что она не рабо­тает, пока дети не выросли, страшась того, что семья будет не в

171

состоянии сводить концы с концами Ее муж может либо усилить этот страх, либо помочь своей жене, составляя вместе с ней се­мейный бюджет, перечисляя все доступные средства, с помощью которых можно сэкономить деньги и снизить расходы

Помочь партнеру посмотреть в лицо страху можно, когда тот понимает это Непонимание - явление очень распространенное, и многие супруги недооценивают, насколько сильно их волнения раз­деляет другой человек, и переоценивают то, насколько хорошо парт­нер осознает уровень дистресса его половины (Pickersgill and Beasley, 1990). Работа терапевтов иногда сполна окупается тем, что они изыскивают возможность помочь супругу, исполняющему роль ко-терапевта, понять переживания страдающего супруга.

Уменьшение стресса партнера

Супруг, рассеивающий тревогу, может работать над тем, чтобы устранить травматические события, с которыми связана тревога Например, женщине, которая испытывает очень сильное беспо­койство по поводу оплаты счетов, нужен муж, который готов брать обед из дома, вместо того чтобы каждый день покупать его. Муж­чине, которого очень беспокоит чистота в доме, необходима жена, которая готова работать над тем, чтобы все содержалось в чисто­те Стратегия здесь заключается не в том, чтобы волей-неволей следовать этому и искренне укреплять иррациональные страхи и ограничивающие требования партнера, а в том, чтобы создать основу для значимой совместной деятельности, сокращающей тре­вогу Тревога настолько связывает партнеров, что возникают ненуж­ные беспокойства Их можно обсуждать только в атмосфере взаим­ной поддержки, а не во враждебной атмосфере, полной разных за­щит: «Я прав, а ты нет» Это понятие сокращения стресса является центральным для многих интегративных моделей общих нарушений, вызванных тревогой (Barlow, 1988)

7258938898667384.html
7259059912007618.html
7259192671801387.html
7259416439293950.html
7259437305927456.html