Список библиографических ссылок - Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 4 (15) 2010 : научно-ме-тодический...


^ Список библиографических ссылок


  1. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних [Электронный ресурс]: федер. закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ (по состоянию на 30 марта 2010 г.). Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 28.09.2010 г.).

  2. Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс]. Принята 12 декабря 1993 г. всенародным голосованием (по состоянию на 30 марта 2010 г.). Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 28.09.2010 г.).

  3. Об утверждении инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел [Электронный ресурс]: приказ МВД России от 26 мая 2000 г. № 569 (по состоянию на 30 марта 2010 г.). Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 28.09.2010 г.).

  4. О внесении изменений в Инструкцию по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, утвержденную приказом МВД России от 26 мая 2000 г. № 569» [Электронный ресурс]: приказ МВД России от 6 апреля 2007 г. № 338 (по состоянию на 30 марта 2010 г.). Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 28.09.2010 г.).

  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ (по состоянию на 30 марта 2010 г.). Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 28.09.2010 г.).



© Т. Ф. скогорева, 2010


***



О. А. Абрамов, Д. В. Контемиров


^ СОВРЕМЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ


Статья посвящена анализу современного состояния противодействия легализации (отмыванию) доходов и имущества, полученных преступным путем. Указаны факторы, затрудняющие обнаружение и расследование оборота и легализации финансов и активов криминального происхождения. Предложены меры, направленные на повышение эффективности межведомственного взаимодействия правоохранительных органов, занимающихся выявлением и раскрытием данного вида преступлений. Статья адресована всем тем, кто интересуется проблематикой противодействия легализации (отмывания) доходов и имущества, полученных преступным путем.


Ключевые слова: легализация; противодействие; доходы; преступность; взаимодействие.


O. A. Abramov, D. V. Kontemirov


^ CURRENT ORGANIZATIONAL AND TACTICAL ASPECTS OF ACTIONS

TAKEN BY LAW ENFORCEMENT BODIES TO FIGHT LEGALIZATION

OF INCOME OBTAINED THROUGH CRIMINAL ACTIVITIES


The article provides analysis of the current tendencies to fight legalization of income and property obtained through criminal activities. The authors identify the factors which complicate detecting and investigation of turnover and legalization of finances and assets of criminal origin. The measures are offered to improve interagency cooperation between law enforcement bodies dealing with investigating and detecting this type of crime. The article is addressed to those who are interested in problems of fighting legalization of income and property obtained through criminal activities.


Keywords: legalization, counteraction, income, criminality, cooperation.


В современных условиях большинство преступлений, прежде всего экономической направленности, преследуют основную цель — получение преступных доходов. Данное обстоятельство, как правило, обусловливает необходимость их легализации, т. е. придание им в любых формах видимости законного происхождения. При отсутствии надлежащего государственного контроля за экономической деятельностью легальные каналы осуществления финансовых и иных экономических операций используются определенными лицами не только для получения незаконных денежных и других доходов, но и для вкладывания таких доходов в легальную экономику.

Легализация (отмывание) доходов, приобретенных преступным путем в сфере экономической деятельности, является одним из наиболее сложно выявляемых деяний, что предопределено, прежде всего, высокой латентностью данного преступления, как показывает современное состояние борьбы с данным негативным явлением. В Российской Федерации в настоящее время отсутствует достоверная официальная статистика по количеству совершенных преступлений и размерам причиненного ущерба предпринимателям и государству.

Объективно «сложность установления размеров и характера вреда отмывания вызваны тем, что последний лежит в глубине социальных и экономических явлений, иногда нематериального характера» [1].

В настоящее время общепринято, что легализация — это разрешение деятельности какой-либо организации, ее узаконения, придания юридической силы какому-либо акту, действию [2]. Исходя из этого в основе объективной стороны легализации преступных доходов лежит факт ввода средств, добытых преступным путем, в легальный экономический оборот как в стране совершения преступления, так и за рубежом. На эти средства, как правило, официальным путем приобретаются или создаются предприятия и банки, скупается иностранная валюта, заключаются внешнеэкономические и другие контракты. В связи с этим легализация преступных доходов представляет собой «отмывание» денег, добытых преступным путем, является одним из наиболее опасных экономических преступлений «международного характера».

Вопрос о легализации в России наиболее остро проявился в последнее десятилетие, в период рыночных реформ. Это, прежде всего, связывают с тем, что в условиях развития ранней демократии преступные группировки начали выступать под видом различных коммерческих и финансовых структур. Это не означает, что преступники стали законопослушными гражданами и сменили сферу своей деятельности. Юридически они имеют статус руководителей, участников и учредителей организаций, но основную часть доходов они получают за счет преступлений, совершаемых под прикрытием предпринимательской деятельности, в целях их дальнейшей легализации, поскольку она предполагает активное использование легального гражданско-правового (хозяйственного) оборота и социально-экономических инструментов.

Как правило, выделяют два обстоятельства, способствующие появлению и распространению легализации:

1. Появление и развитие рентабельных (например, торговля донорскими органами человека) и сверхрентабельных (например, торговля синтетическими наркотиками) преступлений, которые приносят доходы, несравнимо превосходящие как расходы на саму преступную деятельность, так и на потребности преступных сообществ и отдельных преступников.

2. Появление возможностей для легализации преступных доходов в процессе интенсивного развития частной предпринимательской инициативы, с одновременным бурным развитием преступного мира, нуждающегося в финансовой базе для легальной экономики, которая нужна преступникам для вхождения во властную элиту [3].

Нам представляется, что одним из факторов, способствующих появлению и активному распространению легализации в России, является, безусловно, связь преступных организаций, осуществляющих легализацию, с определенными предста-вителями государственной власти, что косвенно под-тверждается тем, что в УК РСФСР в 1991—1996 гг. отсутствовали нормы о легализации преступных доходов; запоздалая ратификация Россией международных Конвенций, связанных с борьбой с легализацией преступных доходов; отсутствие четкости первоначальной редакции ст. 174 УК РФ; консервация дефектов законодательства по борьбе с отмыванием преступных доходов и их количественное увеличение; незначительная интенсивность в 1997—2009 гг. правоохранительной практики; качественно слабая в целом нормативная база противодействия легализации преступных доходов в России.

По оценкам специалистов, огромные объемы легализации значительно подрывают экономику России. Доходы организованных преступных структур отмываются, а затем реинвестируются в легальную экономическую деятельность, что усиливает социальную напряженность, девальвирует привлекательность законного и честного бизнеса, провоцирует отток частных, в том числе иностранных, инвестиций.

В настоящее время инвестиционные операции с финансовыми активами криминального происхождения из случайных и малозначимых превратились в важный и постоянно действующий фактор экономического развития. Следует признать, что в основе современной ситуации в России лежит трансформация экономики под действием финансовых активов криминального происхождения, связанная с вложением и использованием инвестиций таких активов. Она обусловлена непоследовательностью государственной политики России в 90-е гг. ХХ в., с одной стороны, и стремлением криминальных предпринимателей любыми путями обеспечить максимальную прибыль на финансовые активы криминального происхождения — с другой [4].

Как ранее отмечалось, легализация преступных доходов, обеспечивающая расширенное воспроизводство криминальных капиталов и капиталов террора, а также проникновение криминальных структур в легальный бизнес, характеризуется высоким уровнем латентности. Структуры и лица, причастные к легализации, действуют достаточно разнообразно, в связи с чем меры по выявлению и пресечению постоянно меняющихся схем и способов отмывания преступных доходов только за счет совершенствования механизмов контроля финансовых потоков в своем большинстве являются малоэффективными.

С учетом масштабов оборота и легализации финансовых активов криминального происхождения развитие экономики нуждается в эффективном правоохранительном контроле и, в первую очередь, в обеспечении экономической безопасности с точки зрения российских федеральных и региональных приоритетов экономического развития. В этих целях необходимо обеспечить действенный контроль за финансово-экономическими процессами в стране и прозрачностью денежных и сырьевых потоков. Представляется, что широкого контроля за экономической деятельностью одних только контролирующих органов недостаточно в силу того, что их деятельность, прежде всего, направлена на создание условий прозрачности в исключительно финансовой сфере в отрыве от остальной хозяйственной работы. Данное условие может быть реализовано лишь при повышении роли и ответственности специальных служб правоохранительных органов, уполномоченных государством на ведение оперативно-разыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности.

Как представляется, к факторам, затрудняющим обнаружение и расследование оборота и легализации финансов и активов криминального происхождения, прежде всего, следует отнести:

1) общую криминализацию экономических процессов, позволяющую корыстное использование служебного положения и совершение операций;

2) слабое развитие инфраструктуры правоохранительных органов в направлении контроля этих операций на периферии (в большинстве округов, районов и населенных пунктов региона);

3) отсутствие достоверной информации об организациях и объектах оборота и легализации финансовых активов криминального происхож-дения;

4) проблемы с получением полной и реальной информации о финансовых операциях на региональном уровне;

5) частое отсутствие возможности массового контроля операций юридических и физических лиц;

6) некомпетентность сотрудников правоохранительных органов в вопросе установления самого факта совершения экономических преступлений.

К негативно влияющими на процесс повышения эффективности деятельности правоохранительных органов по противодействию легализации преступных доходов, как свидетельствует практика, следует отнести слабую координацию, отсутствие взаимодействия между субъектами, привлекаемыми к осуществлению соответствующей деятельности. Такая ситуация обусловливается отсутствием согласованной стратегии и тактики борьбы с легализацией, ослабленным контролем за реализацией и выполнением совместных приказов и указаний. Действующая в настоящее время нормативная правовая база, регулирующая вопросы взаимодействия контролирующих и правоохранительных органов, а также других заинтересованных структур, не является адекватной современным реалиям, не отражает специфику новых способов легализации преступных доходов [5].

В связи с этим мы полностью поддерживаем позицию тех ученых и специалистов, которые вопросы межведомственного сотрудничества относят к числу системообразующих, так как именно взаимодействие является точкой пересечения всех без исключения ключевых моментов деятельности по противодействию легализации преступных доходов. Представляется, что для придания противодействию легализации преступных доходов комплексного и системного характера необходимы единые нормы и стандарты деятельности, единые цели и приоритеты, и, самое главное, — наличие следующих взаимоувязанных институтов:

— законодательной базы, обеспечивающей четкое обозначение рамок деятельности, разделение полномочий каждого звена системы;

— единой экономической политики в данной области;

— целостной правоохранительной политики обеспечения экономической безопасности.

Нельзя не согласиться с тем, что комплексный подход невозможен без аппарата научного предвидения, основы которого в системе обеспечения экономической безопасности составляет мониторинг, анализ и прогноз [6].

Следует признать, что для осуществления взаимодействия правоохранительных органов в борьбе с легализацией доходов, приобретенных незаконным путем, необходимо:

— выработать совместную концепцию борьбы с легализацией доходов, полученных преступным путем;

— разработать и реализовать совместные планы (программы) деятельности по борьбе с легализацией незаконных доходов;

— провести совместные мероприятия (в том числе оперативно-разыскные, поисковые и др.) по выявлению фактов легализации доходов преступной деятельности, изобличению виновных лиц;

— центральным звеном в оперативно-ра-зыскной деятельности подразделений по борьбе с экономическими преступлениями остается организация оперативного прикрытия источниками оперативной информации наиболее криминальных банковских и финансовых структур;

— разработать и издать совместные методические рекомендации по борьбе с легализацией доходов, приобретенным преступным путем.

Взаимный обмен оперативной информацией между подразделениями МВД и ФСБ России, налоговыми и таможенными службами, ФСФМ, проведение совместных оперативных мероприятий по реализации оперативно значимой информации являются важными и необходимыми условиями эффективной борьбы с легализацией (отмыванием) преступных доходов.

Безусловно, эффективность борьбы с экономической преступностью в значительной степени зависит от соответствующего взаимодействия всех служб ОВД в осуществлении совместных мероприятий по своевременному раскрытию, пресечению деятельности преступных групп и постоянному обмену оперативной информацией.

Анализ современного состояния борьбы с рассматриваемыми видами преступлений указывает на необходимость проведения неотложных мер, направленных на повышение эффективности и результативности деятельности правоохранительных органов, уполномоченных государством противодействовать структурам, совершающим их. На наш взгляд, это предполагает:

— развитие отечественного законодательства, предполагающее дальнейшее совершенствование нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность соответствующих учреждений в банковской и финансовой сфере и обеспечивающей получение своевременной информации правоохранительными органами по предупреждению и выявлению рассматриваемых преступлений;

— активизацию деятельности оперативных служб органов внутренних дел по организации надлежащего взаимодействия с соответствующими ведомствами и структурами, уполномоченными вести борьбу в сфере легализации преступных доходов;

— в оперативных подразделениях по борьбе с экономической преступностью создание полноценных, работоспособных специализированных подразделений, укомплектованных профессионально грамотными, имеющими опыт оперативной работы и знающими экономические дисциплины кадрами, так как представляется, что данное направление деятельности оперативных служб органов внутренних дел в современных условиях является весьма актуальным для обеспечения безопасности государства;

— на базе таких подразделений целесообразно создать специализированный межведомственный банк данных о финансовых организациях и лицах, сотрудничающих с организованными преступными формированиями и совершающих преступления в этой сфере;

— также представляется крайне важной задача создания эффективной системы (центров) по обучению и переподготовке специалистов, владеющих технологией выявления, раскрытия и расследования преступлений, связанных с легализацией преступных доходов;

— активизировать научно-исследовательскую деятельность по созданию методики противодействия легализации незаконных доходов по конкретным аспектам ее проявления, опираясь при этом на позитивно зарекомендовавший себя и апробированный отечественный и зарубежный опыт, в целях внедрения таких методик в деятельность практических органов.



Список библиографических ссылок


1. Корчагин А. Г., Иванов А. М., Щербаков А. В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999. С. 144.

2. Большой юридический словарь. М., 2006.

3. Никулина В. А. Отмывание «грязных» денег. Уголовно-правовая характеристика и проблемы соучастия. М., 2001. С. 20.

4. Карлеба В. А., Логинов Е. Л. Мониторинг оборота и легализации финансовых активов криминального происхождения: учеб. пособие. М., 2007. С. 111.

5. Противодействие легализации доходов, полученных преступным путем: проблемы и пути их решения: рекомендации межведомств. науч.-практ. конф. 26—27 апреля 2007 г. М., 2007. С. 2.

6. Там же. С. 3.

© О. А. Абрамов, Д. В. Контемиров, 2010


***


М. В. Бобовкин, О. А. Диденко


^ МЕТОД ГРУППИРОВАНИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ МНОГООБЪЕКТНОЙ

СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ


Анализ метода группирования показал необходимость его применения при решении идентификационных и диагностических экспертных задач многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

Группирование имеет основополагающее значение в МСПЭ. В соответствии с результатами систематизации эксперт поэтапно и целенаправленно объединяет элементы множества почерковых объектов, что в итоге способствует решению всех промежуточных и основной задачи исследования.


^ Ключевые слова: многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза (МСПЭ), метод группирования, основания группирования.


M. V. Bobovkin, O. A. Didenko


Grouping method used in conducting multiobject

forensic handwriting examination


The analysis of a grouping method has shown the necessity of its application in solving identification and diagnostic expert problems of multiobject forensic handwriting examination.

Grouping plays a key role in multiobject forensic handwriting examination. According to the results of systematization an expert stage by stage and purposefully combines elements of a variety of handwriting objects. Consequently, it facilitates the solving of all the in-between tasks and the major goal of research.


Keywords: multiobject forensic handwriting examination (MFHE), grouping method, grounds for grouping.



На современном этапе Российская Федерация развивается в условиях глобального экономического кризиса. Эта сложная общественная ситуация способствует процветанию деятельности преступных сообществ и приводит к обострению криминальной обстановки в нашей стране, где в качестве доминирующего направления выступает рост преступлений, совершаемых в экономической сфере. Для эффективного противодействия данной категории правонарушений необходимо учитывать их специфику, которая заключается главным образом в латентности и использовании всевозможных финансовых ухищрений, что зачастую находит отражение в многочисленных документах, в том числе рукописных. В целях изучения подобных доказательств, в большинстве случаев, возникает потребность в производстве многообъектных судебно-почерковедческих экспертиз и исследований.

Их проведение представляет собой весьма трудоемкий и сложноорганизованный в методическом отношении процесс, требующий от эксперта-почерковеда значительных временных затрат, сопряженных с приложением максимума специальных знаний и усилий, предельной внимательности, сосредоточенности и скрупулезности при работе с множеством почерковых объектов, умением творчески подойти к каждой конкретной ситуации.

Исходя из этого, очевидно, что в практической деятельности совершенно неслучайно и вполне справедливо задачам многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы придается статус задач повышенной сложности, так как даже наиболее опытные эксперты-почерковеды, имея дело с указанной разновидностью научных изысканий, порой сталкиваются с существенными трудностями.

Для эффективного решения любой из задач (идентификационной или диагностической) при производстве каждой многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы непременно возникает вопрос о разграничении изучаемой совокупности объектов, поступивших в распоряжение экспертов. Причем распределение в ней единиц по группам осуществляется на основе принятой в судебном почерковедении классификации (классификация — это логическая операция, заключающаяся в разбиении множества (класса) объектов на подмножества по определенным признакам (от лат. classis — разряд, класс и facio — делаю, раскладываю)) [1, с. 257].

Она представляет собой систему соподчиненных понятий (классов объектов) какой-либо области знания или деятельности человека, часто выражаемую в виде различных по форме схем (таблиц) и используемую как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов, а также для ориентировки в многообразии понятий или соответствующих объектов. Классификация должна фиксировать закономерные связи между классами объектов в целях определения места объекта в системе, которое указывает на его свойства. В этом аспекте она служит средством хранения и поиска информации, содержащейся в ней самой [2, т. 12, с. 269].

Важно отметить, что любая классификация зиждется на двух основополагающих принципах, которые, в свою очередь, выражаются в едином общепринятом правиле группирования объектов: во-первых, к одному классу, группе относятся объекты, обладающие сходством (взаимосвязью) в определенном отношении; во-вторых, эта степень сходства (взаимосвязь) между собой объектов, включенных в один класс, группу обязательно должна превышать степень сходства (взаимосвязь) объектов, принадлежащих к разным классам, группам. То есть, классификация представляет собой упорядочение объектов с учетом степени их сходства между собой.

В целом классификация — это устойчивое разграничение объектов, в основе которого лежат наиболее существенные признаки, т. е. узаконенная, общепринятая, нормативная группировка, позволяющая на основании их сходства или различия систематизировать объекты и явления на определенные секции, группы, классы, позиции, виды. Как правило, классификации имеют стандартизированный характер, их основой чаще всего являются качественные (атрибутивные) признаки [3, с. 289].

Теперь обратимся к методу группирования, появление которого в России впервые отмечают в дореволюционной статистике [2, т. 24, с. 455]. Его сущность заключается в том, что группирование — это процесс образования однородных групп на основе расчленения множества единиц изучаемой совокупности на группы однородные по определенному заданному признаку. Она позволяет сложные по своему компонентному составу совокупности дифференцировать в группы, однородные по какому-либо существенному признаку.

Кроме того, при проведении группирования возникает необходимость решения целого ряда задач [5]:

  1. выделение группировочного признака;

  2. определение числа групп;

  3. при наличии нескольких группировочных признаков описание того, как они комбинируются между собой;

  4. установление показателей, которыми должны характеризоваться группы.

От обычного группирования классификация отличается более дробным и развернутым расчленением совокупности объектов, кроме того, она сама может включать в свой состав многообразие групп и подгрупп [5, с. 288—297].

Учитывая вышеизложенное, формируется отчетливое убеждение, что понятия «классификация» и «группирование» нельзя расценивать как равнозначные.

Мы разделяем мнение большинства ученых по поводу соотношения рассматриваемых понятий в экономической, правовой статистике и т. п., тем не менее, в прикладном аспекте придерживаемся традиционных в судебном почерковедении взглядов на эту проблему. Действительно, с теоретической точки зрения имеется необходимость проводить разграничение понятий «классификации» и «группировки». Вместе с тем, основываясь на результатах судебно-экспертной практики, это деление представляется нам нецелесообразным, так как указанная градация очень близких специальных терминов лишь усложняет ход систематизации исследуемых и сравнительных объектов при производстве многообъектных судебно-почер-коведческих изысканий.

В судебном почерковедении группирование является специальным методом познания, частным проявлением общенаучного метода систематизации. Его применение в многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе продиктовано множественным характером объектов исследования.

Наряду с иными специальными методами (наблюдения, описания, измерения, сравнения, эксперимента), методу группирования в многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе от-водится первостепенная роль. Это проявляет себя в том, что на протяжении всего процесса исследования, на каждом уровне решения задачи эксперт вынужден неоднократно обращаться к использованию всевозможных группировок исследуемых объектов и сравнительных материалов.

Основная цель группирования заключается в упорядочении множества объектов экспертизы, сведению их к однородному или неоднородному множеству. В результате эксперт объединяет максимально однородные объекты на таком уровне общности, который непосредственно подводит к решению промежуточных и основной задач исследования (логическое группирование). Кроме того, мы полагаем, что группирование распространяется также на оформление результатов экспертизы — составление заключения эксперта и выполнение иллюстрационного материала (техническое группирование).

Таким образом, по нашему убеждению, все потенциально возможные группировки следует дифференцировать на два вида: логические и технические. Логические группировки используются для решения основных и промежуточных задач многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы. Технические группировки применяются при оформлении результатов исследования в виде оптимизации структуры и содержания заключения эксперта и выполнения иллюстративного материала.

Следовательно, группирование почерковых объектов — исследуемых рукописей и сравнительных образцов — распространяется на весь процесс решения идентификационных и диагностических задач многообъектной судебно-почер-коведческой экспертизы.

В процессе многообъектного судебно-почерко-ведческого исследования логика решения экспертной задачи определяет последовательную реализацию следующих разновидностей группирования множества почерковых объектов:

Применение этих разновидностей группировок в судебно-почерковедческих исследованиях представляет собой решение той или иной классификационно-диагностической подзадачи, в результате чего устанавливается определенная групповая принадлежность объектов. Данный метод позволяет решать и задачи дифференциации, например, при отнесении исследуемых объектов, сравнительного материала к разным категориям по степени выработанности. Он используется и в вопросах идентификации, так как способствует установлению факта выполнения спорных рукописей одним лицом.

Таким образом, группирование имеет основополагающее значение в многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе. В соответствии с результатами систематизации эксперт поэтапно и целенаправленно объединяет элементы множества почерковых объектов, что в итоге способствует решению промежуточных и основной задач исследования.



7274045010801987.html
7274132109430858.html
7274294748098894.html
7274403536347293.html
7274460925553569.html